Война войной, а праздник по расписанию. Как отмечали Новый год на фронте

30.12.2017

Рождественские песнопения в окопах, нарядная елка на передовой и даже праздничное братание прежде непримиримых противников – история знает немало случаев, когда безумие войны отступало перед магией праздников.

Немецкие и английские солдаты пели и дарили друг другу сувениры

Имя бельгийского города Ипр стало нарицательным в годы Первой Мировой войны. Именно здесь в 1915 году было впервые применено химическое оружие, здесь же кипели страшные позиционные бои, когда немцы и англичане по несколько раз за день отбивали друг у друга окопы, теряя тысячи солдат ради продвижения вперед на несколько сот метров. Но место это вошло в историю не только из-за кровавых боев, но и благодаря настоящему рождественскому чуду.

Чем для нас важны итоги Первой мировой войны?

Вечером 24 декабря 1914 года стрелки британской армии начали замечать, что по всей линии фронта у Ипра происходит что-то странное. Вдоль бруствера немецких окопов появилось неисчислимое количество огней, которые давали маленькие немецкие свечки. Немецкие солдаты вдруг начали петь Stille Nacht, Heilige Nacht — «Тихая ночь», немецкий рождественский гимн, написанный в 1818 году священником Йозефом Мором и школьным учителем Францем Грубером. Английские солдаты тихо слушали песню. Когда она закончилась, они запели в ответ. Немцы встретили песню дружными аплодисментами.

На других участках фронта начались братания между солдатами. Немцы и англичане выходили из окопов, обменивались сувенирами, сигаретами, рождественскими угощениями, пели рождественские псалмы и хоронили павших. Правда, рождественское перемирие в основном было только на тех участках фронта, где против немцев стояли британские части. Французы по отношению к немцам были настроены непримиримо, во многом потому, что война была для них личным делом — бои шли на французской земле, где многочисленные города и деревни превращались в руины.

Реакция на рождественские братания у властей была разная. В английской прессе массово перепечатывали письма солдат родным домой, где рассказывалось об удивительном перемирии. Две крупнейшие британские газеты Daily Mirror и Daily Sketch вышли с фотографиями немецких и британских солдат, братающихся друг с другом. Реакция прессы была в основном положительной. В Германии же газеты замалчивали произошедшее, письма с фронта подвергли жесточайшей цензуре, запрещая писать родным о перемирии. Во Франции в основном писали, что братание происходило на британско-немецких участках фронта и не затронуло немецкие части.

Вино и сигареты меняли на ветчину и печенье

Впрочем, и французы не устояли перед чарами Рождества. В 1915 году около Бернарштейне, одной из вершин Вогез (горного массива на северо-востоке Франции) стояли немецкие и французские части. В течение года здесь шли жестокие бои, из-за которых линия «ничейной земли», по воспоминаниям немецкого офицера Рихарда Ширмана превратилась в «разруху с разбросанными деревьями, землёй, вспаханной артиллерийским огнём, пустошами, корнями деревьев и рваными мундирами».

Однако в рождественскую ночь кровопролитие прекратилось. «Когда рождественские колокола зазвучали в сёлах Вогез в тылу, что-то фантастически антивоенное произошло с немецкими и французскими войсками», — вспоминал Ширман. Солдаты стихийно прекратили боевые действия и устроили импровизированные «хостелы» — они ходили друг к другу через заброшенные тоннели траншей, а также обменивали вино, коньяк и сигареты на вестфальский чёрный хлеб, печенье и ветчину. «Это радовало их так сильно, что они остались хорошими друзьями даже после того, как Рождество закончилось», — вспоминал офицер.

Случившееся подтолкнуло Ширмана после войны к идее создания «хостелов» — недорогих гостиниц для молодежи, где люди из разных стран могли бы останавливаться на ночлег и общаться друг с другом.

Новый год на передовой: шоколад, табак и даже шампанское

Вторая Мировая война по степени ожесточенности превзошла Первую. Бои по праздникам были делом обычным. Немецкие бомбардировщики нередко вылетали на боевые задания в ночь с 31 декабря на 1 января, в надежде на праздничную иллюминацию, которую можно было бы использовать в качестве наводки. 

Однако это не мешало советским войскам по возможности отмечать Новый год. По многочисленным воспоминаниям ветеранов, на фронте он был долгожданным событием, поскольку напоминал людям о тихих радостях мирной жизни. Солдаты делали все, чтобы добавить празднику капельку домашнего уюта. Если была возможность, в части старались установить елку, украшали ее деревянными и бумажными поделками. Из тыла на фронт приходили посылки с гостинцами, которые распределяли среди частей — немного шоколада, табак. Дополнительные порции табака, а также праздничные 100 грамм спиртного частям на праздник выделяло и военное начальство. Особым шиком было, если в праздничном пайке вместо приевшихся советских консервов выдавали иностранные — трофейные немецкие и итальянские или союзнические американские.

Бывало, впрочем, что по заданию командования советские войска вели бои и новогодней ночью. «Где-то минут за пять до наступления нового года, мы слышим команду: „Батарея к бою, расчёты по местам“. А в 24 часа поступил приказ: „По фашистам, в честь нового, 1944 года, батарея залпом огонь!“ Мы натянули шнуры и, четыре залпа, а это шестнадцать снарядов, полетели на противника», — вспоминал сержант Кубанского казачьего корпуса Василий Павлов. Такие «салюты» по противнику были распространенной практикой на Новый год.

Новый год в окопах Сталинграда. Как встречали 1943-й советские солдаты

Праздничный стол при удаче удавалось приукрасить трофейными гостинцами. Во время боев под Сталинградом крупно повезло танковому корпусу генерал-майора Василия Баданова. По заданию командования 24 декабря корпус захватил немецкий тыловой аэродром у станицы Тацинской, который немцы использовали для авиаснабжения окруженных под Сталинградом частей. Помимо большого количества снаряжения в руки советских танкистов попали рождественские подарки для немецких солдат. В большинстве своем они мало чем отличались от советского праздничного пайка — консервы, шоколад, шнапс, сигареты. За одним исключением — Люфтваффе благодаря начальству традиционно имело лучшее снабжение в немецкой армии. На офицерском праздничном столе немецких летчиков можно было найти шампанское, лучший табак, фрукты. Эти гостинцы танкисты отправили в штаб Юго-Западного фронта в подарок генералу Николаю Ватутину за его успехи в Сталинградской битве.

Источник

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *