«Сигнал к новой войне». Почему Донбасс опять готовится к сражениям?

28.02.2018

В Донбассе отныне Украина планирует проводить не «антитеррористическую операцию», а «освобождение оккупированных Россией территорий». Для чего Киеву понадобилось менять формат «возвращения» мятежных территорий?

Президент Украины Петр Порошенко подписал нашумевший закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях». Закон существенно меняет положение не только военных, но и гражданских лиц в Донбассе. Фактически в зоне АТО вводится военное положение.

В чем суть закона о реинтеграции Донбасса и зачем он нужен?

Вместо «сил АТО» создадут Объединенные силы. В них войдут все подразделения ВСУ, Нацгвардии, полиции, плюс пограничники и подразделения «других военизированных госструктур». Командовать этой армией будет специально назначенный человек, кандидатуру которого фактически выбирает президент Украины. Он же, вопреки Конституции, устанавливает границы полномочий командующего Объединенными силами, равно как и компетенцию возглавляемого им штаба. Иными словами, Порошенко переводит ситуацию в Донбассе в режим ручного управления. 

«Президент может теперь в любой момент начать военную операцию. Следовательно, сокращается влияние других причастных к теме людей — Авакова и Турчинова», — уверен политолог Руслан Бортник. Зато в законе не упоминается о не входящих ни в одну силовую структуру добробатах (добровольческих батальонах), которые до сих пор вольготно себя чувствуют на линии разграничения. Тут, как говорится, торг уместен. 

Широкие полномочия получают военная разведка и прокуратура: теперь Киев будет воевать не с шахтерами-сепаратистами, а с оккупантами-соседями. Согласно пункту 13 закона, военные прокуроры смогут беспрепятственно, только по предъявлению удостоверения, входить на любые режимные объекты, в том числе на территорию войсковых подразделений, помещения государственных и городских органов самоуправления. Также военные прокуроры в «особой зоне» смогут запрашивать от государственных и частных структур любые документы и информацию, требовать проведения аудитов и ревизий. В прифронтовой зоне военные получат право реквизировать как у госпредприятий, так и у частников, например, транспорт. 

Гражданских оставили без прав?

Командующий «особой зоной» будет контролировать пропускной режим в прифронтовой зоне и на линии разграничения. То есть ограничивать въезд и выезд через КПП людей и, самое главное — грузов. Учитывая, что через зону АТО с 2014 года огромными потоками проходила контрабанда, можно предположить, что под военный шумок произойдет новый передел «рынка» и усилится борьба кланов за каналы перемещения товаров.

Кстати, в подписанном Порошенко законе отдельно отмечено, что Кабмин будет определять список товаров, которые можно перемещать через линию разграничения. Эксперты тут же заговорили об «экономической деблокаде Донбасса».

Перманентное разделение Украины

Особое беспокойство украинцев вызывает пункт, в котором говорится о лицах, «не привлеченных к осуществлению действий по обеспечению национальной безопасности». Речь идет о журналистах, волонтерах и прочих общественниках, которым доступ в особую зону будет разрешен только по особым разрешениям. Причём границы этой зоны еще будут обсуждаться — по сути, доступ могут закрыть не только на линию разграничения, но и в любой прифронтовой город или село.

При этом силовикам дали такие права, что без общественного контроля в особой зоне гражданским будет непросто. Так, военнослужащие и работники правоохранительных органов смогут, например, проводить личный осмотр граждан, их транспортных средств, ограничивать или запрещать движение транспорта на улицах и пешеходов на дорогах, проникать в жилые помещения и вообще в любую организацию. «Это легализация многих вещей, которые уже были совершены атошниками раньше, — считает политолог Руслан Бортник. — Это попытка легализовать насилие и применение армии и вооружений, что происходило все это время и неоднократно критиковалось международными организациями, включая ООН».

Украина готовит новое наступление — или просто пугает?

На этом фоне перемирие в Донбассе трещит по всем швам. На линии разграничения вновь заработала тяжелая артиллерия, из-за этого в Луганской области представителям ОБСЕ пришлось спасаться бегством. В республиках откровенно говорят, что очередное обострение связано со вступлением в силу закона «о реинтеграции Донбасса», а Киев принялся наращивать свою боевую мощь вблизи линии соприкосновения. 

«Начавшись в 2014 году, боевые действия на Донбассе никогда не останавливались. Решение Порошенко только подчеркивает, что дипломатический путь решения конфликта давно зашел в тупик. Украина не намерена прекращать войну. Другой вопрос — насколько интенсивно будет развиваться противостояние. Уже в этом году мы можем ожидать операции по захвату тех или иных населенных пунктов», — говорит военный эксперт Борис Рожин

Яков Кедми: вопрос Донбасса решится после президентских выборов в России

Военный эксперт Игорь Коротченко также склоняется к тому, что смена формата АТО — это «сигнал к новой войне». «Украина готовит блицкриг… Мы должны заявить, что в случае угрозы геноцида населения юго-востока Украины мы не останемся в стороне и остановим геноцид военным способом, в том числе с применением высокоточного оружия. При этом речь не идет о войне с Украиной. Мы должны использовать косовский прецедент и предупредить Украину, что будем вынуждены предпринять гуманитарную операцию по защите мирного населения от геноцида в полном соответствии с уставом ООН и нормами международного права».

Нового витка войны в Донбассе не исключает и замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин: «Если конфликт обострится, то ближе к намеченному в России чемпионату мира по футболу». 

Впрочем, не все эксперты ждут такого развития событий на юго-востоке Украины. «Я не думаю, что на Украине дела настолько плохи… Возможность войны против России выходит за рамки логики, здравого смысла и чувства самосохранения», — полагает сенатор Олег Морозов. «Закон о реинтеграции Донбасса серьезно усложняет ситуацию не столько с безопасностью в регионе, сколько с выполнением Минских соглашений, — считает глава Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов. — Фактически он нарушает Конституцию Украины и международные решения, который Киев обязался исполнять. В частности, закон предполагает, что все, кто работает в структурах ДНР и ЛНР, не подпадают под амнистию, предписанную Минскими соглашениями».

Источник

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − 4 =