Жизнь между Майданами-2. Корреспондент «АиФ» — о трёх днях в Киеве

17.01.2018

Ненавидят ли в украин­ской столице москалей? Отчего на улицах трудно заметить полицию? Чем недовольны торговцы в подземных переходах и как не прогадать, выбирая мясо на Бессарабском рынке?

(Начало — в № 1-2, 2018).

— Мальчики-мажоры напились, накурились, сели за руль BMW и поехали по городу. Полицейские устроили погоню, как в американских фильмах: перекрывали дорогу своими машинами, стреляли… В результате погиб пассажир — трезвый и, по большому счёту, невинный. А в обществе произошёл раскол: нарушили полицейские свои права или нет? 

Эльнара рулит. На Украине появилась своя «Мара Багдасарян»

47-летний киевлянин Сергей вспоминает ЧП, случившееся в Киеве год назад: пацана тут же выкупил папа, а полицейского посадили. Многие здесь от этой истории до сих пор в шоке — видео долго обсуждали в Сети.

— У каждого полицейского на груди камера — все действия записываются. Однако именно после того случая стражи порядка поняли, что сами беззащитны. И как бы перестали особо напрягаться.

Сегодня в Киеве людей в камуфляже и с рюкзаками встретишь чаще, чем полицейских. Трое безусых парнишек, прислонившихся к колонне в метро, — вся охрана порядка. Реформа поменяла старых сотрудников-коррупционеров на «юношей и девушек». 

— Те были опытными — не одну собаку съели на службе. Бандитов ловили. А эти, молодые, к ним даже доверия нет. Им дали большие зарплаты, одежду, оборудование, льготы, хорошие машины. Разрешили стрелять. Только работать не научили.  

До и после «революции достоинства»

Изменилась не только полиция. Майдан разделил жизнь киевлян на «до» и «после». Люди не голодают, не стоят с протянутой рукой. Но… вот пенсионерка раскладывает на столе сезонную обувь — к ней тут же выстраивается толпа. Ассортимент крепкого мужчины у гостиницы «Салют» — суровые ремни цвета хаки. К метро «Арсенальная» супруги каждый день приносят незатейливые украшения «хэнд мэйд» (сделанные вручную) из металла. А сухонькая бабулька Екатерина Богдановна, словно смущаясь, предлагает вязаные шапочки: 

— 40 лет на текстильной фабрике отработала. Теперь дочь вяжет, я продаю. Пенсия — 2630 руб. (в пересчёте на российские рубли. — Ред.). Недавно тысячу добавили.

Пенсии в России и Украине. Инфографика

Чтобы понять, что можно купить на эти деньги, иду на Бессарабский рынок. А попадаю в сетевой супермаркет — вход на базар теперь с торца. В магазине (руб./кг): картошка — 8, сахар — 32, привозной кишмиш — 81, помидоры — 101, сыр «Российский» — 334, буженина — 420, сырокопчёная колбаса «Московская» — 810. На рынке (руб./кг): картошка — 41, помидоры — 101-142, виноград — 142-202. Рядом — испанские мандарины, турецкий инжир. 

— Из Крыма сейчас ничего нель­зя провозить, — объясняют мне из-за фруктовых пирамид. — А из России что везти? У нас же всё растёт! 

Красная икра с Камчатки и Сахалина и чёрная из Астрахани — редкое исключение из правил местной торговли. «Рыбьи яйца» в Незалежной «не растут». А вообще «Бессарабка» — рай для молочных гурманов: домашняя ряженка, жирнющий творог. Литр сметаны — 405 руб.

— Всё сами делаем — живём в селе, сюда приезжаем на такси, — делится Клара Борисовна.

Экономика Украины: из космической державы в территорию с набором ресурсов

— Отведайте сальца, — приглашает Людмила из мясного отдела. — Когда берёте мясо, первым делом надо сало пробовать. Если оно вкусное — и мясо хорошее.

Грудинка — 122 руб., гуляш — 152, телячья шейка или лопатка — 202, ароматное сало с мясной прожилкой — 243. Чего только нет у жительницы Белоцерковского района! Оно и понятно: свои поля, трактора, комбайн, ферма, 400 свиней. Трудятся дети, наёмные работники, 75-летний отец Людмилы.

— Я не жалуюсь, — говорит 51-летняя многодетная мать. — Хочешь жить — работай! А в селе жаловаться — просто грех! Сейчас, правда, сложнее стало — солярка подорожала. Но вообще у нас и сахарный завод действует, и фитнес-центр. Три школы, большая больница — ходить, правда, некогда. Младшему сыну только 11, он инвалид. И внуки со мной. Да вы пробуйте сало-то! У меня в Москве много клиентов — раньше поездом передавала.    

Есть в Киеве и заморские сыры, хамон. Есть и магазины для тех, кто в финансовом смысле твёрдо стоит на ногах. Тот же ЦУМ на Крещатике, считай, копия московского: даже вещицу от родных дизайнеров позволит себе не всякая модница. Для остальных — киоски в подземных переходах. Вот это в Киеве просто бич! Кругом «Вивьен Вествуд» и «Дольче&Габбана», о которых говорят — «качественная под­делка». Обнаружить среди этих залежей вход в подземку — проблема. Для приезжих это как пройти квест (игра).

— У вас в Москве был «Черкизон», а у нас и сейчас вещевых рынков много, — улыбается продавщица «швейцарских» рюкзаков Анна. — Мэр Кличко пытается бороться с ларьками в переходах. Но это вызывает только возмущение. Торговцы заплатили налоги, иногда выкупили место и дали взятку за разрешение поставить ларёк. А тут их лишают работы.

Пермь или Днепропетровск: у кого жизнь веселее?

Зачем нам президент?

— Зарплата хорошая, но всё равно не хватает, — рассуждает менеджер крупной госкомпании Виталий, отец двоих школьников. — Вроде и продукты дешёвые, и жена работает. Но прежде уровень был выше. Майдан резко всё обвалил. Минимум лет пять понадобится, чтобы вернулись к прежней жизни. Сейчас кругом требуются сантехники, водители, слесари — на Украине их почти не осталось, все, говорят, уехали в Европу.

Четыре года назад в семье Виталия были две новые машины — одну пришлось продать. Раньше семья ужинала в ресторане по пятницам, теперь — «по событиям».      

— Хотя бы дважды в год мы отдыхали: летом — на море, зимой — в Европе на лыжах. На Украине есть шикарный курорт в Закарпатье. Все друзья побывали там, я нет. За новогоднюю ночь цена начиналась с 1000 евро на человека. В Австрию съездить дешевле.  

Кто может позволить себе, улетают в отпуск (даже при условии безвизового режима с Европой) в основном в Турцию и Египет — чаще бюджетными авиакомпаниями. 

При этом последние два года Киев активно застраивается. Такого не было лет десять, уверяют горожане. Даже в Крещатик втискиваются элитные комплексы — не всегда приятные взгляду и сердцу. 

— В новостройках неплохо, — убеждает меня таксист Игорь. — Коммунальные расходы порой меньше, чем в старом фонде.

— Мы газ считаем в долларах и цены называем в валюте, — объясняет IT-специалист Сергей. — До майдана за «коммуналку» платили 40-50 «зелёных», сейчас 60-70 (зимой может быть больше 100 евро). И зарплаты вроде стали выше, но цены-то взлетели!   

«Скоро дышать будем в кредит». Что украинцы думают о ценах на «коммуналку»

Минувшей осенью пенсии подняли в два раза, при этом пожилые получили субсидию на оплату жилья. У некоторых (в зависимости от доходов) — до 100%. Сергей рассказывает:

— Мама до повышения получала 100 долларов, папа — 40. Ей оставили ту же сумму, а у отца сейчас 100 евро. При этом квартплата — 10 евро. Последнее не продают, хотя и не шикуют. В конце концов, должно же государство быть нашим гарантом. Хотя по факту — какой оно гарант? На эту тему у нас много иронии: «Зачем нам президент? — Чтобы управлять нашим АО». Даже СМИ, кому бы ни принадлежали — Порошенко ли, Коломойскому, — призывают: боритесь за свои права сами.

Как относятся здесь к России? Да по-разному, конечно. Но грубости в свой адрес я в Киеве не услышала, ненависти в глазах не увидела. В переходе кто-то нахамил — но таких везде хватает.

Себе дороже. Пойдет ли Украина на разрыв дипотношений с Россией?

— Государство отдельно, народ  отдельно, — говорила мне на рынке Люда. — И ненависти к русским у простых украинцев нет. И никто им в морду не даст. Я патриот, прошла весь майдан. А в том, что происходит, ни мы, ни вы не виноваты. 

И всё-таки немало тех, кто всерьёз за разрыв дипотношений и визы с Россией.

— У меня очень большой круг общения, но о Москве никогда никто плохо не говорил, пока Крым не ушёл, — вздыхает Виталий. — А теперь все думают, как было хорошо, когда полуостров был нашим, а Донецк и Луганск не воевали. Многим трудно привыкнуть к тому, что там давно развеваются российские флаги. Злятся и считают по-прежнему Крым украинским.

Источник

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + два =